Как государство финансирует создание фильмов и почему они проваливаются в прокате? Рассказывают участники кинорынка

Банки Сегодня Лайв

Статьи, отмеченные данным знаком всегда актуальны. Мы следим за этим

А на комментарии к данной статье ответы даёт квалифицированный юрист а также сам автор статьи.

Как государство финансирует создание фильмов и почему они проваливаются в прокате? Рассказывают участники кинорынка

Александр Замыслов

Как государство финансирует создание фильмов и почему они проваливаются в прокате? Рассказывают участники кинорынка

Екатерина Косарева

Как государство финансирует создание фильмов и почему они проваливаются в прокате? Рассказывают участники кинорынка

Сергей Дебижев

Как государство финансирует создание фильмов и почему они проваливаются в прокате? Рассказывают участники кинорынка

Большая часть фильмов, которые снимаются при поддержке государства, проходит незамеченной мимо рядового зрителя. Это социально значимые картины, а также те фильмы, которым чего-то не хватило до успеха. Реальность такова, что большинство российских фильмов не окупаются в прокате, но Фонд кино и Министерство культуры все равно продолжают помогать их создателям деньгами. Мы поговорили с участниками российского кинорынка о том, почему так происходит и нужна ли вообще государственная поддержка кинематографа.

Министерство культуры и Фонд кино

Государственная поддержка кинематографа в России существует уже давно, но с новой силой она заработала примерно с 2013 года, после того как на должность министра культуры был назначен Владимир Мединский. Практически сразу он занял такую позицию: государство должно поддерживать не просто интересные и потенциально успешные проекты, но и патриотические.

Примерно тогда же произошло важное разделение полномочий между министерством и Федеральным фондом социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии (Фонд кино):

  • Фонд финансирует коммерчески успешные проекты (или те проекты, которые имеют шансы на коммерческий успех);
  • Министерство культуры финансирует некоммерческие проекты – дебютное, экспериментальное, детское и документальное кино.
  • Соответственно, по большинству поддерживаемых Фондом кино проектов у продюсеров возникает обязательство вернуть полученную от государства финансовую поддержку, тогда как Минкульт поддерживает социально значимые (при этом не очень дорогие) картины, не требуя возвратности.

    То есть, если поддержанный Фондом кино фильм не окупается в прокате – это говорит о просчетах его создателей, но снимаемые при поддержке Минкульта фильма и не должны окупаться (пример – некий фильм «Берцы», на который потрачено 80 миллионов рублей, в прокате смог собрать только 23 тысячи).

    Фонд кино по факту подчиняется Минкульту – но так было не всегда. Примерно до 2018 года между фондом и ведомством были весьма натянутые отношения – фонд поддерживал не те картины, которые бы одобрил министр, например, картину «Левиафан». Противостояние закончилось, когда в Фонде сменился директор, а траты Фонда теперь контролирует министерство.

    Кстати, Министерство культуры и Фонд кино – не единственные, кто в России занимается поддержкой кинематографа. Александр Замыслов, руководитель «Первого документального кинотоварищества» перечисляет еще несколько источников финансовой поддержки кино:

    В стране есть несколько способов государственной поддержки кинопроизводства. Если не брать во внимание Фонд президентских грантов, который на как таковое производство аудиовизуальных произведений, как экранного продукта с прокатными перспективами, не дает, и еще три фонда – Российское историческое общество (дает небольшие бюджеты на сугубо исторические проекты), Российское военно-историческое общество (финансирует тоже исторические фильмы в рамках больших общественных проектов) и фонд Горчакова (может финансировать кинопроизводство, но тоже в рамках общественных проектов, направленных на укрепление методов народной дипломатии), основными и самыми приспособленными к специфике киноотрасли, являются Министерство культуры и его же Фонд кино.

    Александр Замыслов, генеральный директор «Первого документального кинотоварищества».

    Но, конечно, основная масса государственных денег проходит все же через перечисленные 2 направления. Вообще, Фонд кино поддерживает так много проектов, что большинство из них чисто физически не могут стать успешными – в России попросту не такие возможности по кинопоказу. Это вызывает закономерные вопросы у общественности – зачем выделять деньги из бюджета на кино, которое точно не окупится в прокате?

    Что касается Минкульта, то ведомство поддерживает производство такого количества проектов, что о большинстве вообще мало кто что-то слышал. Тем не менее, говорит кинорежиссер и сценарист Сергей Дебижев, даже громкие коммерческие проекты часто не окупаются:

    Фонд кино поддерживает только игровые фильмы. Выбираются проекты с возможной коммерческой отдачей: то есть те, которые, как предполагается, смогут принести прибыль или хотя бы окупятся в прокате. На практике этого, к сожалению, почти никогда не происходит, за редким исключением. Эти фильмы всем известны: например, «Экипаж» (кассовые сборы 1 405 074 783 рублей при бюджете 635 283 867 рублей) или «Движение вверх» (кассовые сборы 2 943 563 880 рублей при бюджете 590 192 191 рублей). В рамках поддержки выделяются как возвратные, так и безвозвратные средства. Фонд кино также отбирает по определенным критериям компании, которые получают статус лидеров отечественного кинопроизводства. Им государство гарантированно выделяет каждый год значительное финансирование. Этими средствами студии распоряжаются по своему усмотрению: могут снимать один крупный проект, могут осуществлять съемки нескольких фильмов одновременно.

    Министерство культуры поддерживает не только игровые, но и документальные, а также анимационные фильмы. У нашей кинокомпании «Два капитана» есть большой опыт финансирования проектов совместно с министерством. При его финансовой поддержке были сняты такие фильмы как «Гимн Великому городу», «Раскаленный хаос», «Теория хаоса», «Русский сон», сейчас в работе зрелищный документальный фильм «Крым небесный» про уникальную природу, историю и культуру полуострова.

    Сергей Дебижев, кинорежиссер, сценарист и общественный деятель, член экспертного Совета Министерства культуры РФ по кинематографии.

    Соответственно, действующая система государственной поддержки кинематографа в России позволяет параллельно финансировать и те проекты, которые по задумке авторов должны конкурировать с Голливудом, и те, которые без поддержки никто просто не будет снимать.

    Какие требования к фильмам?

    Министерство культуры и Фонд кино работают с разными проектами, соответственно, у них и цели разные: если в случае с Фондом оценивается коммерческий успех, то с Минкультом все чуть сложнее.

    По факту мы видим, что поддержка фильмов министерством немного тяготеет к интересам уже бывшего министра Мединского. Так, ведомство финансировало фильмы вроде «Танки» за 60 миллионов рублей, который посмотрели 398 тысяч зрителей, «Дорога на Берлин» за 45 миллионов рублей (посмотрели его 129 тысяч раз), «На Париж» – 34 тысячи зрителей и 40 миллионов рублей. То есть, это такой перекос в сторону военно-патриотического кино (хоть это и не единственное направление).

    Читайте также »   10 гаджетов, которые сделают ваших старичков счастливее

    Но главное – это то, что проекты, поддерживаемые Министерством культуры, впоследствии оцениваются не по кассовым сборам, а по числу зрителей, говорит Александр Замыслов. По его словам, главное для продюсера – собрать аудиторию, и где-то найти треть бюджета для проекта:

    Минкульт оказывает поддержку в форме субсидий – невозвратных средств, выделяемых организациям кинематографии для производства игровых, анимационных и неистовых картин, имеющих культурную и общественную значимость, но не декларирующих очевидные кассовые перспективы. Фонд кино выделяет средства в форме беспроцентного займа для картин в основной своей массе коммерческих и это логично, поскольку взятые у Фонда деньги продюсеры должны будут отдать со своей части прокатной выручки (ну, или, если провалились, из любых своих средств, включая кредитные или можно что-нибудь продать ненужное из личной собственности).

    Означает ли это, что Министерство не требует от получателей субсидий никакой результативности? Безусловно, требует. Фильмы должны собрать аудиторию. Не кассу, а аудиторию – «головы», как это звучит на профессиональном сленге. Как же можно не собрать кассу, но собрать «головы»? Тут в зачет принимаются аудитории кинофестивалей, показ по телевидению (и в этом случае продюсер может отдать фильм бесплатно или за символическую сумму телеканалу – это сугубо его решение, «навариваться» ли на этом или нет), публичные показы в любых общественных институция – от школ до всевозможных форумов, онлайн-кинотеатры и любые видеохостинги. Главное, донести до отечественного и зарубежного зрителя тему. Важно отметить, что Минкульт никакие идеологические требования претендентам на субсидию не выдвигает. И в процессе производства не вмешивается в производство совсем. То есть, нет такого: приносите только про скрепы, а про, скажем, старость не несите. Несут все. Представляют экспертному совету, состоящему из профессионалов отрасли, на основании экспертных оценок принимается решение о предоставлении поддержки. Затем – только законно тратить, отчитываться, сдать готовый продукт для оценки и в Госфильмофонд и обеспечить аудиторию. Это скажется на дальнейшей репутации продюсера при получении следующих субсидий. Кстати, субсидия может покрывать только 2/3 сметной стоимости производства. 1/3 продюсер должен либо привлечь, либо доплатить из своих средств. Компенсировать эту треть производитель может несколькими способами: прокатными сборами, доходами от продаж прав, пожертвованиями, любыми субсидиями или займами из других фондов и ведомств.

    Александр Замыслов, генеральный директор «Первого документального кинотоварищества».

    Что касается Фонда кино, то, по словам эксперта, процесс получения поддержки отличается, к нему добавляется еще один пункт – возврат денег, полученных от Фонда. Соответственно, и к будущей картине требований выдвигается больше: желательно заранее найти прокатчика, медиапартнеров, заложить определенные деньги на проект в бюджете. Также смотрят на имя режиссера, на проведенные кастинги, на репутацию продюсера. Другими словами, все ради одной цели – максимально снизить риски провала в прокате.

    В итоге, говорит Замыслов, четко разделяются 2 модели поддержки кинематографа: «Минкульт способствует развитию культуры через кинематограф (ну, и еще поддержанию сегмента неигрового и авторского кино, поскольку ФК им точно ничего не даст в виду их убыточности априори), а Фонд кино поддерживает развитие киноотрасли – чтобы российские картины все же были в кинотеатрах и в принципе, живое кинопроизводство позволяет не утратить профессиональную школу».

    Сергей Дебижев рассказывает о процессе отбора претендентов на субсидии от Минкульта. По его словам, суммы субсидий совершенно не сопоставимы с другими странами, но и при таких скромных бюджетах нужно делать качественное кино:

    Финансирование со стороны Министерства культуры осуществляется ежегодно, это невозвратные средства, но их значительно меньше, чем в Фонде кино. Поддержка проектов происходит на конкурсной основе. Изначально заявки поступают в большом количестве. Затем Минкульт передает их экспертам – каждый дает свою оценку, все данные суммируются, и количество заявок существенно сокращается, скажем, от 600 до 200. И уже эти проекты выносятся на обсуждение непосредственно в министерстве. Существуют разные форматы. Например, спецпроекты в документальном кино рассматриваются очно: режиссер с продюсером выходят на сцену, и, помимо сценариев, синопсисов и необходимых документов, подготавливают видеоролик, проводят защиту перед экспертным советом. Другие же проекты оцениваются заочно. Вот как выглядит структура отбора. Затем, после окончания производства, Министерство культуры принимает или не принимает произведенный фильм. При подаче заявки важно учитывать, что обязательное условие – это стороннее финансирование, не менее 1/3 бюджета фильма. Общие суммы выделяемых денег, к сожалению, не всегда соответствуют процессу производства. Конечно, время от времени объемы финансирования индексируются и количество отпускаемых средств увеличивается. Но это не выдерживает никакого сравнения, например, с европейским производством. Если какой-нибудь достаточно масштабный американский или европейский фильм может иметь бюджет от 2 до 5 миллионов долларов США, то на отечественные документальные фильмы максимально выделяется 8 миллионов рублей. Хотя даже на эти деньги мы пытаемся соответствовать международному уровню. Отчасти, конечно, потому что производство у нас стоит дешевле. Но и талантом добиваем.

    Сергей Дебижев, кинорежиссер, сценарист и общественный деятель, член экспертного Совета Министерства культуры РФ по кинематографии.

    Все же критики в адрес Минкульта (и в том, что касается работы Фонда кино) есть предостаточно. Так, в 2019 году все российские фильмы с государственной поддержки собрали меньше, чем голливудский «Король Лев», а среди российских фильмов, занимающих высокие места на международных кинофестивалях, господдержку не получает практически никто.

    Действительно, громкие картины – «Дылда» Кантемира Балагова или «Нелюбовь» Андрея Звягинцева – получают престижные награды, но в их создании государство не принимало участия. При этом фильмы вроде «Греха» Андрея Кончаловского (60 миллионов рублей) или «Одессы» Валерия Тодоровского принимают к участию даже не на все российские кинофестивали.

    Читайте также »   Как согласовать перепланировку в квартире

    Сколько выделяется и сколько возвращается

    В случае с кассовыми сборами речь обычно идет именно о тех картинах, производство которых финансово поддержал «Фонд кино» – поскольку для него главным критерием является окупаемость проекта. Кстати, данные по господдержке и кассовых сборах в российском кинематографе открыли буквально в прошлом году. По состоянию на 2019-й, самым коммерчески успешным фильмом было «Движение вверх», а самым неудачным – скандальная «Матильда»:

    Как государство финансирует создание фильмов и почему они проваливаются в прокате? Рассказывают участники кинорынка

    Большая часть фильмов (80% и более) в итоге не окупается в прокате. С другой стороны, не каждый проект финансируется только за счет бюджета – главным требованием Фонда остается софинансирование производства фильма. Соответственно, самый дорогой фильм может получить из бюджета меньше других, а самый провальный необязательно даст самый большой минус по Фонду.

    Так, самым дорогим фильмом из российских стала «Тайна печати дракона», он же «Вий-2», на картину потратили 2,3 миллиарда рублей. Однако значительную часть этой суммы дал Китай, а российский Фонд кино обеспечил всего 270 миллионов рублей. Правда, фильм не окупился в прокате, на данный момент сумма сборов – чуть больше 360 миллионов рублей.

    Больше всего государство потратило на «Викинг» Андрея Кравчука – фильм обошелся налогоплательщикам в 728 миллионов рублей, из которых 115 миллионов нужно вернуть. При общем бюджете в 1,2 миллиарда рублей картина собрала в прокате 1,5 миллиарда, так что с возвратом всей суммы проблемы быть не должно. «Дуэлянт» обошелся бюджету в 450 миллионов рублей, собрав 365 миллионов всего, «Экипаж» потребовал 442,1 миллиона рублей, а сборы составили 635,3 миллиона.

    Кстати, сумма сборов достаточно условна, так как фильм полностью окупается, когда его сборы в несколько раз превышают бюджет – кинотеатры тоже работают не бесплатно, как и прокатчики.

    Что касается убыточных картин, то на «Матильде» создатели потеряли почти 1,3 миллиарда рублей – но бюджет вложил в картину только 280 миллионов. Съемки и выход фильма в прокат сопровождался массовым скандалом, но даже он не помог: в прокате фильм собрал всего 537 миллионов рублей, а критики восприняли его весьма неоднозначно. Потерять деньги, как оказалось, можно и на мультфильмах: «Савва. Сердце воина» обошелся создателям в 1 миллиард рублей, а в прокате собрал всего 195 миллионов, а на «Смешарики. Легенда о золотом драконе» потратили 991 миллион рублей при кассовых сборах в 261 миллион.

    Интересно вышло с фильмом Тимура Бекмамбетова «Он – дракон»: фильм не окупился, собрав 780 миллионов рублей при бюджете в миллиард, но по сборам вошел в тройку лучших фильмов 2016 года.

    Всего на поддержку кинематографа в России было выделено 22,8 миллиарда рублей, говорит Екатерина Косарева из аналитического агентства WMT Consult, но к прозрачности распределения этой суммы есть вопросы:

    Счетная палата опубликовала отчет, согласно которому на поддержку российского кино выделено 22,8 миллиарда рублей. Это много, мало или достаточно? Сама Счётная палата не смогла дать оценку эффективности расходования средств из-за отсутствия четких критериев.

    Кто получает бюджетные средства? Как правило, это одни и те же крупные кинодеятели и компании. Непрозрачность транзакций и выдача наличных сумм вызывает множество вопросов об эффективности кинопроизводства: печально известно дело Кирилла Серебренникова. Более-менее объективный показатель работы команды – сборы. На российское кино не идут, более трети фильмов не удается окупить затраты на производство. Одна из причин банальна: плохое качество картин. Так, провалились в прокате фильмы: «Семь пар нечистых» (сборы 811 тысяч рублей при затратах в 119 миллионов рублей), «Баба Яга. Начало» (сборы 1,3 миллиона рублей и 138 миллионах рублей бюджетных денег). Условия возврата также непрозрачны и индивидуальны: например, авторы фильма «Движение вверх», при всей успешности картины в прокате, не должны были вернуть ни копейки из взятых 400 миллионов рублей. Производителей, которые не могут вернуть деньги в Фонд кино, ведут в суд.

    При этом зачастую молодые и талантливые режиссеры и сценаристы не могут даже рассчитывать на получение госсубсидий. И это при том, что энтузиасты готовы отчитываться за каждый полученный рубль. Яркий пример – картина «28 панфиловцев». Первые 35 миллионов рублей было собрано с помощью краудфандинга, то есть за счет пожертвований обычных людей. Позже подключились Минкульты Казахстана и России. Продвижением независимого фильма занимались неравнодушные блогеры в интернете, по телевидению рекламы практически не было. При затратах в 150 миллионов рублей фильм собрал кассу в 6,35 миллионов долларов: затраты окупились более чем вдвое.

    Подобное «расслоение» обращающихся за поддержкой и предвзятость комиссии, которая решает, куда направить средства, тормозят саму идею поддержки российского кино, которое должно развиваться. Решить проблему может прозрачная система, которая позволит отслеживать, куда пошли полученные производителями фильма деньги, и поощрение продуманных идей инициативных команд.

    Екатерина Косарева, управляющий партнёр аналитического агентства WMT Consult.

    Сейчас в производстве находятся 195 проектов с финансированием от Фонда кино, с общей суммой поддержки в 12,8 миллиардов рублей – что достаточно много (учитывая, что суммы уже были выделены, а даты выхода в прокат по многим картинам весьма отдаленные).

    С кассовыми провалами поддержанных государством фильмов связана еще одна проблема: Фонд кино пытается взыскать порядка 739 миллионов рублей с их создателей. На первом месте по сумме долга оказался «Алладин» компании «Энджой мувиз» всем известного Сарика Андреасяна – долг составляет 112,8 миллионов рублей. При этом компания продолжает снимать фильмы (правда, в списке государственной поддержки их нет).

    Долги возникают и по другим причинам: например, в 2011 году Фонд кино выделил 21,9 миллиона рублей студии «Чеченфильм» на съемки фильма «Тоска» по мотивам рассказа Антона Чехова, но картина так и не была снята, студия ликвидировалась в 2014 году. Иногда кинокомпании тратят получаемые деньги не по назначению – и это тоже влияет на то, как киноотрасль воспринимают в обществе.

    Читайте также »   4 способа не переплачивать за ОСАГО

    Нужно ли вообще поддерживать российское кино?

    Историй успеха среди отечественных фильмов немного: из сотен картин по-настоящему популярными становятся единицы (и то не все из них способны даже окупить себя), остальные проходят почти незамеченными. Из-за этого российский кинорынок – это практически гарантированная работа себе в убыток. В этих условиях государственная поддержка просто необходима, иначе кинопроизводство в России почти полностью остановится.

    С другой стороны, есть вполне объективные причины непопулярности многих фильмов – они банально проигрывают более дорогим, глубоким и зрелищным фильмам из-за рубежа. Владимир Мединский стал первым министром культуры, при котором появилось подобие политики протекционизма, когда выход в прокат зарубежных картин откладывался, чтобы «расчистить» кинозалы для российских премьер. Результат бывает прямо противоположным – люди по-прежнему не особенно охотно ходят на новые российские фильмы, а теряют на этом кинотеатры.

    Их всех фильмов, поддержанных Фондом кино за 5 лет (до 2017 года), в номинации престижных кинопремий или кинофестивалей за границей попали всего 7 картин, а больше всего наград получил «Левиафан», который раскритиковал Мединский. То есть, проблемы с качеством российского кино пока еще есть.

    Итак, российское кино – убыточное, и (в массе своей) проигрывает зарубежному. И стоит ли в таких условиях тратить десятки миллиардов бюджетных рублей на него?

    Все, кто так или иначе связан с кино и искусством, говорят, что стоит – иначе от российского кино попросту ничего не останется. Как говорит Сергей Дебижев, вопрос даже не столько в выживании отрасли, сколько в идеологии:

    Поддержка государством российского кино на сегодняшний день – это обязательная мера. В противном случае, на мой взгляд, оно просто исчезнет. Важный фактор, который стоит отметить, если мы говорим об отсутствии коммерческого успеха большинства отечественных фильмов – сложившаяся в нашей стране система проката. На сегодняшний день в России прокатом владеют в основном западные компании, и они ставят в первую очередь свою продукцию. Да, существуют исключения. Если, к примеру, Первый канал произвел «Викинг», то он в состоянии, используя свое влияние раздвинуть блокбастеры, которые идут непрерывным потоком в кинотеатрах. Но, в целом, ситуация выглядит таким образом, что российское кино не является приоритетом в прокате. И это, конечно, негативно влияет на отечественную киноиндустрию. Ситуацию можно и нужно менять. Надеемся, что новый министр культуры начнет решать эту проблему уже предметно. Потому что разговоры подобные уже ведутся. В конце концов, это не тайна за семью печатями: можно переформатировать систему проката, создав жизнеспособную схему, при которой наша продукция будет поддерживаться и продвигаться. Тут, конечно, важно, чтобы в этом процессе обязательно участвовали и телевидение, и кинотеатры, и государство.

    В мировой практике уже существуют подобные эффективные механизмы. Например, во Франции успешно функционирует система поддержки национального кинематографа. С одной стороны – кинотеатры отчисляют определенный процент от проданных билетов в Национальный центр кинематографии, и эти средства вкладываются в поддержку производства национальных фильмов. С другой стороны существуют квоты на показ: общенациональные каналы должны отдавать 40% французскому кино, также большинство телеканалов обязано финансово участвовать в производстве французских фильмов.

    Говоря о государственном финансировании кинематографа, нужно понимать, что кино – это идеологическое оружие и грех им не пользоваться. В общем, нужно кормить свою армию, иначе будем кормить чужую. Ведь в фильмы, особенно голливудские, всегда закладываются определенные ценности и смыслы, не всегда нам дружественные, в большинстве случаев прямо враждебные. На мой взгляд, сегодня как никогда важно вернуть страну ее гражданам и делать духоподъемное кино в нашей эстетике, с нашим пониманием бытия и взаимоотношений между людьми. Попытаться понять, в чем была магия большого советского кинематографа, таких фильмов, например, как «Война и мир», «Они сражались за родину», «Белое солнце пустыни» и так далее. В этом смысле очень хороший пример – «Движение вверх», как бы кто к нему не относился. Но он побил все рекорды – мыслимые и не мыслимые. А был сделан, как раз по нашим лекалам, а не по голливудской схеме. Так что пора идти по своей дороге и думать своей головой, у нас это всегда лучше получалось.

    Сергей Дебижев, кинорежиссер, сценарист и общественный деятель, член экспертного Совета Министерства культуры РФ по кинематографии.

    Пока государство добивается это двумя способами – финансирует создание отечественного кино, а также финансирует открытие кинозалов для показа национальных фильмов. Согласно национальному проекту «Культура», на конец 2020 года в городах с населением менее 500 тысяч человек таких кинозалов должно быть не меньше 400, а через 5 лет – 1200. Правда, как это все реализовать с коронавирусом (который закрыл кинотеатры уже сейчас) и долларом по 80 рублей – вопрос отдельный.

    У России уже есть свои конкурентные преимущества – новый министр культуры ранее была главной Департамента кинематографии, говорит Александр Замыслов, и изменения в лучшую сторону уже есть:

    Надо отметить, что прозрачность предоставления и расходования государственных субсидий и займов при Ольге Любимовой, которая сегодня занимает должность министра культуры, а до этого была как раз главой Департамента кинематографии, достигла невероятных высот: теперь в свободном доступе можно видеть всю информацию, включая любые нарушение со стороны продюсеров (так называемый «список позора»).

    Александр Замыслов, генеральный директор «Первого документального кинотоварищества».

    Но в 2020 году все будет не так просто – на сколько затянется ограничение работы кинотеатров, никто не знает, а за премьеры фильмов в онлайн-кинотеатрах россияне пока платят не очень охотно (к тому же демпинг привел к тому, что за счет промокодов фильмы смотрят преимущественно бесплатно).

    Но этот кризис – общий для всех стран, поэтому российское кинопроизводство снова будет на равных конкурировать за внимание зрителя.

    Источник

    Ссылка на основную публикацию
    Все материалы сайта носят исключительно ознакомительный характер и не являют собой публичную оферту, которая определяется ст. №437 ГК РФ. Сайт не имеет отношения к деятельности банка и носит исключительно информационно-справочный характер.