Страховщики ушли в ноль

Российское страхование раньше других секторов отечественного финансового рынка вступило в кризис: совокупный объем собранных за 2019 год премий практически не изменился (и это на фоне почти 16-процентного роста годом ранее), страхование жизни из главного драйвера, каковым оно было пять последних лет, превратилось в основной тормоз отрасли, а самый массовый сектор прямых розничных продаж — ОСАГО — ушел в минус.

 Страховщики ушли в ноль

ДМС стал включать в соцпакеты не только крупный, но и средний, и даже малый бизнес. Фото: Photoxpress

Из значимых сегментов лишь добровольное медицинское страхование (ДМС) показало нарастающую положительную динамику. Однако факторы, способствовавшие этому росту, вряд ли будут работать в наступающем экономическом шторме.

По итогам 2019 года общий объем собранных страховых премий составил 1 триллион 480 миллиардов рублей, это лишь на 0,1 процента больше, чем годом ранее — хуже за последние 15 лет было лишь в 2009 году (тогда сбор взносов упал на 7,5 процента). При этом число заключенных договоров страхования увеличилось на 2,6 процента (до 207,8 миллиона). Объяснение очевидно — продажа дорогих полисов, доступных сравнительно малочисленной публике (вроде инвестиционного страхования жизни со средним размером годового взноса в 531 тысячу рублей), падала, тогда как дешевые страховки продавались по нарастающей (прежде всего полисы ДМС, где средняя премия по году составила всего 10,6 тысячи рублей).

Самым заметным событием для страховой отрасли в 2019 году стало резкое сдувание пузыря инвестиционного страхования жизни (ИСЖ). Ранее, с 2015 года, когда появились эти виды полисов, именно ИСЖ толкало вверх как «жизнь», так и страхование в целом. Отметим, что отношение Центробанка к ИСЖ было настороженным практически с самого момента его появления. Дело в том, что бурный рост продаж обеспечивался во многом за счет обещаемой высокой доходности таких полисов — на фоне снижающихся процентов по банковским вкладам ИСЖ выглядели привлекательной альтернативой. Правда, продавцы таких полисов старались не афишировать, что доходность эта лишь обещаемая, но вовсе не гарантированная. Стремясь ограничить бум ИСЖ, Банк России в апреле 2019 года в директивном порядке обязал страховщиков и посредников информировать потенциальных покупателей об основных условиях заключаемой сделки. На 2019 год также пришлась волна завершения пятилетних договоров, заключенных в самом начале продаж полисов ИСЖ. И выяснилось, что обещания высокой доходности указанных страховок ничем не подкреплены: как следует из статистики ЦБ, 31 процент полисов ИСЖ показали нулевую доходность, 20 процентов — менее процента, 42 процента полисов — от 1 до 5 процентов годовых. И обладателям лишь 7 процентов страховок удалось заработать 5 процентов годовых и более. Как итог, сборы премий в сегменте страхования жизни в целом упали почти на 10 процентов.

Читайте также »   Обойдемся без посредников

Быстрее всего — на 19 процентов — в России в 2019 году росли продажи полисов ДМС

Этот показатель был бы еще более печальным, если б не продажи полисов «жизни» в рамках страхования заемщиков (т.е. при банкостраховании). За прошлый год портфель кредитов физлицам вырос, по данным ЦБ, на 18,6 процента (в 2018-м — на 22,8 процента). Значительная часть этих займов в добровольно-принудительном порядке сопровождается приобретением страховок (уклонение от таковых ведет либо к отказу в кредите, либо к росту процентной ставки по нему). Поэтому неудивительно, что сбор премий по страхованию от несчастных случаев и болезней за 2019 год вырос на 10,6 процента (до 187,4 миллиарда рублей).

Моторное страхование в прошлом году в своей обязательной части (ОСАГО) продемонстрировало упадок (сбор премий снизился на 5,3 процента, до 213,9 миллиарда рублей), а в добровольной (каско) — крайне слабый рост (1,1 процента, 170,5 миллиарда рублей). Придав при введении в 2003 году колоссальный импульс росту страхового рынка в России, «автогражданка» в скором времени превратилась в постоянную головную боль для страховщиков. Их попытки либерализовать тариф успехом не увенчались, однако страховым компаниям все же удалось добиться значительных перемен в порядке выплат, что сняло остроту проблемы. Однако, как видим, временно. Индивидуализация тарифов привела к одновременному снижению средней стоимости полиса (по оценке главы Всероссийского союза страховщиков Игоря Юргенса, с 5558 до 5372 рублей) и росту выплат (на 2,4 процента). В итоге, как и несколькими годами ранее, в ряде южных регионов России соотношение премий и выплат по ОСАГО стало для страховщиков критическим. Сокращение средней стоимости полиса в 2019 году наблюдалось и в каско (-1,6 процента, до 35,1 тысячи рублей) — впрочем, эта тенденция наблюдается уже четвертый год подряд и постепенно затухает.

Читайте также »   Страховой рынок ждет продолжения реформы ОСАГО

На этом неутешительном фоне выделяется положение дел в добровольном медицинском страховании — за год сбор премий здесь увеличился на 19 процентов (до 180,6 миллиарда рублей). Причин успеха сразу несколько. Первая — все большая гибкость страховщиков, предлагающих разнообразное наполнение полисов, в том числе страховки с франшизой, с покрытием лечения онкозаболеваний и с диспансеризацией. Вторая причина к самим страховым компаниям отношения не имеет, а связана с ужесточением контроля над трудовыми мигрантами. Большинству из них не положено ОМС, что не отменяет обязанности иметь хоть какую-то медстраховку. Покупка как можно более дешевого полиса ДМС позволяет гастарбайтерам из стран бывшего СССР, не входящих в ЕАЭС, следовать требованиям закона при минимальных денежных затратах. Именно этим, очевидно, и определяется ряд тенденций в ДМС. Во-первых, в 2019 году установлен исторический рекорд темпов роста и числа заключенных договоров (на 38 процентов, до 17,1 миллиона единиц). Во-вторых, доля физических лиц во взносах по ДМС достигла 20 процентов. Остальные полисы, как и ранее, покупались юрлицами, т.е. работодателями для своих работников. В-третьих, наблюдалось снижение средней премии по ДМС с юридическими лицами за год почти на 20 процентов (до 53,1 тысячи рублей) при росте числа договоров на 40,6 процента. Это значит, что ДМС стал включать в соцпакеты не только крупный, но и средний, и даже малый бизнес.

По итогам 2019 года стоит отметить еще одну тенденцию в страховании, которая остается неизменной уже 25 лет: число субъектов страхового дела, ССД (это собственно страховые компании плюс брокеры), неуклонно падает. Прошедший год в этом отношении не стал исключением: число таковых снизилось на 7,3 процента, до 275 (на пике, в 1996 году, в России было свыше 2800).

Что касается каналов продаж, то их соотношение остается стабильным. Около 75 процентов премий страховщики получают от посредников, 20 процентов — от прямых продаж, 5 процентов — от продаж через интернет (в основном это ОСАГО и страхование выезжающих за рубеж).

Что ждет страховой рынок в наступившем году? Формулирование прогнозов на фоне разворачивающегося планетарного кризиса — дело неблагодарное. Однако ряд моментов все-таки можно обозначить. Даже в относительно спокойном 2019 году у страховщиков наблюдался рост выплат — на 16,7 процента, до 609,6 миллиарда рублей. Значительная часть из этого прироста пришлась на выплаты по страхованию жизни, в том числе по ИСЖ — заканчиваются заключенные ранее трех- и пятилетние договоры. В результате на нынешний год падет пик роста выплат по трехлетним договорам страхования жизни. Как отмечает ЦБ, «в 2017 году темпы прироста взносов по страхованию жизни (кроме страхования жизни заемщиков) были максимальными за всю историю наблюдений (61 процент)». Вряд ли стоит ждать поддержки и от ипотеки, где, как уже сказано выше, полис страхования жизни является почти что обязательным — на фоне уже объявленной госпрограммы кредитных каникул по ранее выданным займам оптимизм выглядит неуместным.

Читайте также »   В пресс-центре МИЦ «Известия» состоится пресс-конференция: «Новое в страховании жилья от ЧС»

Думается, что неутешительными по итогам нынешнего года окажутся и показатели моторных видов страхования. Хотя число выданных автокредитов в 2019 г. выросло на 11,9 процента, продажи новых авто упали за год на 2,5 процента. Так что программы господдержки автокредитования и автолизинга сработали даже в стабильное время лишь частично. Говорить о росте реализации полисов от несчастных случаев и болезней, которые, как уже отмечалось, тесно связаны с банкострахованием, также вряд ли уместно — кредитование «физиков» имеет все основания уйти в минус по итогам нынешнего года.

Что же касается перспектив последнего заметного драйвера страховой отрасли — ДМС, то и здесь ожидать каких-то положительных результатов в 2020 г. не стоит. Соцпакеты, как нетрудно предположить, в расходах бизнеса всех уровней пойдут под нож одними из первых. Гастарбайтеры — вне зависимости от продления карантинных мероприятий и влияния оных на миграционную политику российских властей — не смогут заместить это падение.

Впрочем, чтобы пережить трудные времена, у страховщиков есть кое-какие запасы. По итогам 2019 года размер прибыли отрасли после налогообложения составил 207,4 миллиардов рублей (плюс 26 процентов к 2018 году). Как отметил Игорь Юргенс, «это результат и удачной инвестполитики страховщиков, и цифровизации, которая позволяет существенно сокращать расходы». А ведь цифровизацию даже в кризис никто отменять не собирается.

 Страховщики ушли в ноль

Инфографика «РГ» / Марина Шиканова

 Страховщики ушли в ноль

Инфографика «РГ» / Марина Шиканова

 Страховщики ушли в ноль

Инфографика «РГ» / Марина Шиканова

 Страховщики ушли в ноль

RAEX Rating Review по данным Банка России Экономика Страхование
Источник

Ссылка на основную публикацию
Все материалы сайта носят исключительно ознакомительный характер и не являют собой публичную оферту, которая определяется ст. №437 ГК РФ. Сайт не имеет отношения к деятельности банка и носит исключительно информационно-справочный характер.