Нет ни денег, ни врачей. Почему телемедицина в России за 2 года так и не стала прорывом?

Банки Сегодня Лайв

Статьи, отмеченные данным знаком всегда актуальны. Мы следим за этим

А на комментарии к данной статье ответы даёт квалифицированный юрист а также сам автор статьи.

Нет ни денег, ни врачей. Почему телемедицина в России за 2 года так и не стала прорывом?

Антон Герасимов

Нет ни денег, ни врачей. Почему телемедицина в России за 2 года так и не стала прорывом?

Борис Попов

Нет ни денег, ни врачей. Почему телемедицина в России за 2 года так и не стала прорывом?

Екатерина Аверьянова

Нет ни денег, ни врачей. Почему телемедицина в России за 2 года так и не стала прорывом?

Пётр Иванов

Нет ни денег, ни врачей. Почему телемедицина в России за 2 года так и не стала прорывом?

Когда в 2017 году был принят закон о телемедицине, россиянам обещали невиданные чудеса техники – консультации с любыми врачами, не выходя из дома. Но прошло больше двух лет, а прорыва до сих пор нет. Мы попытались узнать, почему так произошло, и расспросили об этом экспертов.

Как вообще работает телемедицина?

Само по себе понятие телемедицины означает, что определенные медицинские услуги пациенту оказываются дистанционно. Второе направление – взаимодействие между медиками, которые находятся на большом расстоянии друг от друга.

То есть, это все те случаи, когда в медицине используются современные телекоммуникационные технологии. До широкого распространения интернета телемедицинские технологии можно было использовать очень ограниченно из-за недостаточных возможностей связи.

Сейчас же телемедицина – это неплохой выход из ситуации, например, для жителей сельской местности, которым для простой консультации с врачом приходится преодолевать десятки и сотни километров до ближайшей поликлиники. Другой вариант – для жителей мегаполисов, которые просто не могут найти времени для визита к врачу.

Телемедицинские услуги бывают разные:

  • консультирование пациента врачом по видеосвязи – самая распространенная услуга;
  • лечение пациента – для определенных видов лечения, например, психотерапии;
  • удаленный мониторинг состояния пациента врачом – это может быть как автоматическая передача жизненных показаний пациента его врачу, так и просто периодический опрос пациента о его самочувствии;
  • экстренные консультации врачей друг с другом – в том числе, например, для сельских врачей, которые сталкиваются со сложными случаями;
  • трансляции операций и других вмешательств – на этом можно обучать студентов, делиться опытом с коллегами и при необходимости даже контролировать работу врача.
  • По сути, это все достаточно разные виды услуг, общее у них то, что для функционирования всего этого нужен определенный уровень информационно-коммуникационных технологий (с чем в России, увы, могут быть проблемы).

    С точки зрения пациента телемедицина дает шанс узнать «второе мнение» – это очень актуально для онкологических и других тяжелых заболеваний.

    А иногда другого способа просто нет – например, когда произошло стихийное бедствие и большому числу пациентов срочно потребовалась консультация врача. Правда, здесь все снова упирается в наличие связи.

    Именно наличие стабильного канала связи с достаточной пропускной способностью – главное требование для развития телемедицины, говорит Борис Попов из компании Vinteo. Еще нужно обеспечить шифрование данных:

    Предоставление полноценной телемедицинской услуги основано на применении технологии профессиональной видеоконференцсвязи (ВКС). Обычно для предоставления телемедицинских услуг используется стандартная система видеоконференцсвязи (ВКС) и работающая параллельно с ней информационная медицинская система – идет общение врача и пациента по видео высокой четкости и обмен медицинскими данными (медицинский контент должен быть либо зашифрован, либо обезличен, поскольку передается личная информация пациента).

    Основные требования к таким системам ВКС для телемедицины – стабильная работа в режиме многосторонней связи, высокое качество и детализация изображения (особенно в случае проведения хирургических операций). Используется стандарт видео сверхвысокого разрешения 4К – он позволяет максимально четко передавать цвет, мельчайшие детали изображения, и, например, транслировать раскладку с большим количеством абонентов или окон, каждое из которых должно иметь разрешение 1080p.

    Борис Попов, директор по развитию бизнеса компании Vinteo.

    Уже сейчас становится понятно, что рынок телемедицины в условиях тотального недостатка времени будет только расти.

    Вопрос лишь в том, насколько качественным будет государственное регулирование в этой сфере – и здесь у России есть свои преимущества и недостатки.

    Закон о телемедицине в России

    Фактически телемедицина существует примерно столько же, сколько и сама медицина – просто раньше никто не задумывался над тем, чтобы выделить дистанционные консультации и лечение из общей массы медицинских услуг.

    К регулированию этого направления в России приступили лишь совсем недавно – в 2017 году был принят соответствующий закон, который начал действовать с 1 января 2018 года.

    По сути, это не один большой закон, а много поправок в отдельные нормативные акты. Так, федеральный закон от 29.07.2017 N 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья» включает в себя несколько новаций.

    Главные изменения – это описание основных особенностей медицинской помощи, если ее оказывают с помощью телемедицинских технологий. В частности, это такое:

  • с помощью телемедицины можно только консультировать пациента – по вопросам профилактики, сбора анамнеза, оценки лечения, наблюдения за здоровьем пациента и принятия решения о принятии его очного приема;
  • также при проведении консультации врач сможет скорректировать назначенное до этого лечение (но только если оно было назначено на очном приеме);
  • должны соблюдаться все требования по персональным данным и врачебной тайне;
  • все участники (то есть, и врач, и пациент) должны проходить идентификацию через ЕСИА (Госуслуги);
  • все, что врач вносит в медицинские документы при таком приеме, должно быть подписано его усиленной электронной подписью.
  • Читайте также »   Личный опыт: как я стала самозанятой, а теперь жалею об этом

    Другие статьи и пункты закона касаются сопутствующих вещей – вводится само понятие телемедицинских технологий; согласие на медицинское вмешательство можно будет оформить в электронной форме, а рецепты на наркотические средства или психотропные вещества можно будет выписывать в электронном виде.

    То есть, как можно понять, назначить пациенту лечение дистанционно по-прежнему нельзя – с помощью телемедицины врач просто расскажет пациенту, стоит ли тому прийти на личный прием.

    Работать телемедицина должна во всех сферах – от первичной до высокотехнологичной помощи, но право консультировать пациентов дистанционно будет не у всех врачей – больница должна быть внесена в Федеральный реестр медицинских организаций, а конкретный врач – в Федеральный регистр медицинских работников Единой системы.

    Позвонить пациенту по удобному мессенджеру тоже нельзя, программное обеспечение должно быть зарегистрировано.

    Что касается самого интересного вопроса – оплаты – закон в целом допускает оплату телемедицинской помощи в рамках территориальной программы или за счет Федерального фонда ОМС. Естественно, что допускается и оказание платных услуг.

    Закон получил достаточно много критических отзывов – и большая часть из них касается именно невозможности поставить пациенту диагноз дистанционно (хотя бы в экстренной ситуации). По сути, это нивелирует многие другие положительные стороны закона.

    Однако у такого ограничения есть свои сторонники. Как говорит врач высшей категории Екатерина Аверьянова, иногда для пациента важен и просто разговор с доктором, и телемедицина здесь может помочь:

    Врач не может поставить диагноз на расстоянии, тем не менее заподозрить локализацию болезни, подсказать, какие обследования необходимо провести для постановки диагноза, безусловно может. Решить к какому специалисту необходимо обратиться в первую очередь, кто может помочь на данном этапе.

    Часто просто сам непосредственный разговор с профессионалом решает многие проблемы. Задавая вопросы и получая на них квалифицированные ответы, человеку становится легче.

    Уходит тревога, уменьшается беспокойство за свое здоровье, улучшается настроение, появляется позитив, который сам по себе является источником выздоровления.

    К сожалению, многие люди сейчас занимаются самолечением, используя препараты, часто рекламируемые по телевизору или в других СМИ. Сами назначают себе ненужные обследования. Другие обращаются к непрофессионалам, которых сейчас огромное количество в соцсетях и используют непроверенные методики лечения на себе.

    Безусловно нельзя отрицать возможность негативных последствий подобных действий. На мой взгляд, это результат отсутствия доступности к медицинской помощи и снижения уровня доверия к врачам.

    Увеличивая доступность к квалифицированной профессиональной помощи посредством телемедицины, появляется реальная возможность помочь многим людям решить свои проблемы со здоровьем и не запускать свою болезнь.

    На мой взгляд это здорово, когда у пациента есть возможность задать вопросы о своем здоровье врачу, который вызывает у него доверие и располагает к себе.

    Екатерина Аверьянова, врач высшей категории, невролог, рефлексотерапевт.

    В целом же мнение о законопроекте таковое, что он достаточно полезный для российской медицины – как прецедент, но в практическом плане шансов что-то изменить у него мало.

    Что можно сказать спустя 2 года

    Закон о телемедицине в России начал действовать еще с начала 2018 года. Сейчас прошло уже более 2 лет, но какого-то ощутимого прорыва не произошло. В частной медицине это более-менее активно развивается, однако по части ОМС все еще не так радужно.

    Впервые тарифы на телемедицинские консультации ввели в 2019 году. Стоимость – вполне на уровне обычного приема врача. Например, дистанционная консультация любого врача во Владимирской области стоит 660 рублей, а консультация терапевта на Сахалине – 1465 рублей.

    Правда, здесь есть один интересный момент. В отдаленных регионах (Дальний Восток и не только) исторически сложились более высокие цены на все, включая и медицинские услуги. Суть же телемедицины в том, что врачу необязательно находиться в том же регионе – он может работать из любой точки России. При желании можно было бы организовывать консультации врачей из центральных регионов для жителей отдаленных субъектов – и на этом неплохо экономить. То же касается и Москвы.

    Реальность же оказалась иной – медицинские организации получают такой тариф, который действует в регионе их расположения. Деньги они будут получать по количеству принятых звонков – и здесь проблем возникает еще больше: идентифицировать пациента должны через «Госуслуги», вероятно так будет определять его регион. Что будет, если в клинику позвонит пациент из другого региона, пока сказать сложно.

    Читайте также »   Переход на цифровое телевидение в России: как подключить его у себя дома

    В частных «онлайн-клиниках» удаленная консультация дежурного терапевта или педиатра обойдется примерно в 1000 рублей. Участники рынка оценивают себестоимость звонка примерно в 500 рублей (правда, оговариваясь, что, если звонок будет очень длительным, им придется работать в убыток).

    В Москве сложилась еще более парадоксальная ситуация – при том, что в столице рынок телемедицинских услуг наибольший в России, найти пункт в тарифном соглашении об оплате телемедицинских услуг не удалось.

    Однако уже в Московской области такой пункт есть, и тарифы на оплату услуг телемедицины в рамках ОМС тоже утверждены:

  • консультация пациента – 420 рублей;
  • дистанционное наблюдение за пациентом – 250 рублей;
  • обращение врача за консультацией другого врача – 500 рублей;
  • обращение врача за консультацией консилиума врачей – 1300 рублей.
  • В других регионах может оказаться, что оплата консультаций для пациентов ОМС не покрывает, но, например, покрывает более широкий спектр услуг взаимодействия между врачами. Например, тарифное соглашение в Архангельской области позволяет оплачивать за счет ОМС также расшифровку результатов ЭКГ, УЗИ, МРТ, КТ и других исследований.

    Соответственно, закон о телемедицине дает возможность врачам работать с пациентами и своими коллегами дистанционно, но по факту это действует не везде и не всегда в полном объеме.

    Причины, почему телемедицина пока «не взлетела» в России, можно назвать разные. Так, хирург-имплантолог Антон Герасимов говорит, что эта технология все же имеет определенные ограничения, которые не дают ее применять повсеместно:

    Закон вступил в силу еще в начале 2018 года, а революции, о которой так много говорили и писали, так и не произошло. Отсюда можно заключить, что все-таки сдерживающим фактором развития телемедицины не являлись законодательные препоны.

    Когда Антон Чехов в письмах Ольге Книппер интересовался ее здоровьем и давал свои рекомендации, по сути, тогда уже была телемедицина – консультация врача на расстоянии. Сейчас скорость и дополнительные средства связи (видео, более четкие фото), конечно, дают более широкие возможности, но все же недостаточные для диагностики и полноценного лечения.

    Помимо технических, остаются ограничения медицинского плана. Еще до конца не разработаны медицинские протоколы и не все понятно с лечением пациента при личном осмотре. Что уж говорить об онлайн. Более того, ставить диагноз и составлять план лечения без очного приема врач все равно не имеет права, даже с принятием закона о телемедицине. Если он допустит какую-то ошибку, то медицинская экспертиза, вероятнее всего, повесит ответственность на него.

    Так что радикально ничего в ближайшие годы не изменится. И если кто-то планирует инвестировать в телемедицину, то стоит все хорошо взвесить: вложения окупятся нескоро.

    Запись на прием в поликлинику онлайн – это тоже услуги телемедицины, которые сейчас вводятся повсеместно и доступны по ОМС. Это экономит ваше время и нервы. Но если требуется консультация, например, онколога, то я бы на месте пациента не прибегал к услугам телемедицины. Слишком многое стоит на кону.

    Антон Герасимов, хирург-имплантолог, кандидат медицинских наук.

    С другой стороны, успешная работа с телемедицинскими технологиями подразумевает наличие этих самых технологий, а с этим у России есть проблемы. Так, закон о телемедицине изначально создавался под потребности отдаленных населенных пунктов – но там, где в России нет больниц, обычно нет и интернета.

    Другие проблемы, говорит Борис Попов, связаны с отсутствием единых стандартов:

    И вот здесь мы сталкиваемся с общей проблемой цифровизации российского здравоохранения – отсутствием единого формата хранения, обработки и передачи медицинских данных. После усиления государственного внимания к этому направлению и принятию Федерального закона, разработкой телемедицинских систем помимо Минздрава занимаются локальное правительство, медицинские холдинги, операторы связи, и каждое учреждение использует свое решение ВКС и свою информационную систему. Нет единого технического стандарта на государственном уровне, что приводит к несовместимости оборудования, невозможности качественно оказывать услуги населению и обеспечивать межведомственное взаимодействие.

    На мой взгляд, первый шаг для качественного и быстрого развития цифровой медицины – разработка государством единых технологических стандартов для всех используемых ИТ-систем.

    Второй шаг – стандартизированное обучение специалистов (по аналогии со школой РУДН «Современные аспекты телемедицины»). Например, в телемедицине такое обучение должно затрагивать все аспекты грамотного построения телемедицинской системы с нуля, и ее дальнейшей успешной эксплуатации, с возможностью технической совместимости с аналогичными решениями других ведомств и медицинских центров (как в России, так и за рубежом).

    То есть представители медицинских ведомств из регионов должны выходить с курса обучения, имея на руках полноценный проект телемедицинского центра в едином стандарте Минздрава, который могут реализовать на места.

    Борис Попов, директор по развитию бизнеса компании Vinteo.

    Пока же в России телемедицина для большинства жителей остается скорее диковинкой, которая в нынешнем ее виде вряд ли заменит обычный прием у врача. Тем более, что обычные государственные поликлиники, как правило, и не предлагают эту услугу.

    Читайте также »   Инструкция: как получать пассивный доход

    Сейчас это в большинстве случаев обращение к платным специалистам, для которых телемедицина – дополнительный или даже основной заработок.

    И пока в российских больницах не появится более стабильный интернет, больше врачей и нормальное финансирование в рамках ОМС, ждать быстрого развития этой сферы не стоит.

    Стоит ли пациентам доверять телемедицине

    Изначальная идея телемедицины состоит в том, что она может в определенных случаях заменить пациентам личный прием у доктора. Российское законодательство не позволяет ставить диагноз и назначать лечение без личного приема, поэтому использование телемедицины вообще – не самая очевидная вещь.

    Несмотря на то, что в тарифных соглашениях некоторых регионов присутствует пункт об оплате консультаций через телемедицинские технологии, в середине 2019 года «Росконтроль» писал, что пока получить такую услугу бесплатно невозможно.

    Соответственно, если у пациента есть желание обратиться за консультацией к врачу без личного визита к нему, выбор – только среди платных сервисов.

    Таковых в России достаточно много – среди них есть и сервисы от «Яндекса», «Мегафона», Сбербанка, МТС и «Медси», а также многих других компаний. Кстати, некоторые из них вполне успешно работали и до принятия закона.

    В принципе, пациенту достаточно обратиться в удобный сервис, желательно чтобы он был более-менее известным (вроде «Яндекс.Здоровье», «Доктор рядом», SmartMed, «Медархив» и других сервисов). Сервис должен предоставлять подробную информацию:

  • о юридическом лице, которое оказывает услугу телемедицины;
  • данные о враче – в том числе, ФИО, опыт работы, специализация;
  • подробное описание услуги.
  • Для обращения потребуется заполнить некоторые медицинские данные о себе, также нужно иметь соответствующую технику (как минимум смартфон, а лучше компьютер и веб-камеру).

    Что касается самой целесообразности обращения за услугами телемедицины, есть разные мнения. Как говорит Екатерина Аверьянова, хоть онлайн-консультация не заменит личный прием, для региона с проблемным здравоохранением это может стать неплохим решением проблемы:

    Мне, как врачу старой закалки сложно признать то, что сегодняшняя действительность требует нововведений подобного рода. Нас учили смотреть не только как пациент входит в кабинет, но и, как он раздевается, как передвигается, как говорит. Уже по этим критериям опытный глаз на 50 процентов может определить с какой проблемой пришел человек на прием.

    Тем не менее ситуация с доступностью специализированной медицинской помощи на мой взгляд плачевна для многих регионов. Телемедицина реально может стать альтернативой в решении этой проблемы.

    Екатерина Аверьянова, врач высшей категории, невролог, рефлексотерапевт.

    Что немаловажно, получить консультацию можно практически любого специалиста – необязательно начинать с терапевта, можно обращаться сразу к тому врачу, консультация которого необходима.

    Более того, современные технологии постепенно доходят до того, что телемедицинские услуги могут оказывать и те врачи, которые обычно работают исключительно при личном приеме. Так, ортодонт Петр Иванов рассказывает следующее о современных возможностях науки и техники:

    Это событие является революционным, так как весь огромный клинический опыт, накопленный за более чем сто лет мировым ортодонтическим сообществом, он в корне меняет и упрощает основные законы и технологию исправления прикуса.

    Доступность стоматологической помощи, ее качество оказания гражданам России является одним из важных факторов среди комплекса проблем современной охраны здоровья.

    Приход телеортодонтии, уменьшающей участие врача ортодонта в процессе лечения, губительно для дохода последнего и более того для самой специальности в принципе. В это самое время стоматологическая помощь в сельской местности остается дорогой и труднодоступной, а некоторых регионах страны высококачественная ортодонистическая помощь вообще мало вероятно в силу территориальной удалённости, решить это проблему должна телеортодонтия, которая в отличии от стоматологии вполне себе может рассчитывать на независимое «плавание».

    Первым прорывом в развитии ортодонтии стали цифровые теле-технологии и изобретение американцами элайнеров в конце прошлого века. Применение этой технологии лечения значительно упростило процесс лечения и участие ортодонта в успехе лечения значительно уменьшилось. В связи с тем, что серии элайнеров меняются самим пациентом и отродонт с его регулировками аппарата оказался не нужен, а вся его миссия сводится к простому наблюдению за процессом и консультированию-возникла новая форма медицинских услуг – телеортодонтия которая успешно развивается в США такими компаниями как SmileDirectClub и их конкурентами.

    Новые технологии снижают роль сертифицированных врачей и противоречат их финансовым интересам. Поэтому деятельность SDC вызвало негативную реакцию Американского ортодонтического сообщества.

    Петр Иванов, директор по науке специализированного центра экспресс-ортодонтии.

    Для России это пока слишком современные технологии, но при правильном подходе лечение пациентов может стать проще, быстрее и дешевле, если технологии телемедицины в стране будут развиваться в правильном направлении.

    Источник

    Ссылка на основную публикацию
    Все материалы сайта носят исключительно ознакомительный характер и не являют собой публичную оферту, которая определяется ст. №437 ГК РФ. Сайт не имеет отношения к деятельности банка и носит исключительно информационно-справочный характер.