Личный опыт: как чёрные риелторы пытались украсть квартиру у моей мамы

Личный опыт: как чёрные риелторы пытались украсть квартиру у моей мамы

Наталья Грановская живёт в квартире стоимостью 20 миллионов ₽ неподалёку от центра Москвы. Однажды она заметила, что у её мамы появились знакомые, которые стали дарить ей подарки и настраивать против дочери. Мама дважды пропадала. Наталья рассказала Сравни.ру о том, как она искала свою маму и спасала их недвижимость от чёрных риелторов. 

Это случилось больше пяти лет назад, но сегодня такие истории происходят с сотнями людей по всей стране. Возможно, мой опыт будет полезен тем, кто столкнулся с подобным, или поможет обезопасить себя тем, кто считает, что такого не может быть. Я жила с мамой в трёхкомнатной квартире в Доме писателей в центре Москвы. Сейчас такая квартира стоит примерно 20 миллионов ₽. 2/3 квартиры принадлежали маме, а 1/3 — мне. Тогда маме было около 70 лет. Она была инвалидом, страдала сахарным диабетом и, как следствие, испытывала проблемы ментального характера. Однажды маме дали в социальной службе бесплатную путёвку в пансионат. Пансионат выглядел прилично и не вызывал беспокойства. Но именно здесь всё и началось. 

Массажист и «случайное» знакомство с его девушкой  

На сеансах массажа мама рассказала обо мне массажисту (ему примерно 50 лет). Возможно, она хотела так устроить мою личную жизнь. Её не смутила большая разница в возрасте со мной и его ярославская регистрация. Мне же это было неинтересно. 

Вернувшись из пансионата, мама случайно в нашем дворе познакомилась с девушкой этого массажиста. Она представилась как мать-одиночка. Меня это напрягло. Слишком необычная случайность. Я сразу заподозрила неладное.   

В то время мама из-за своих болезней стала совсем наивным человеком, хотя и от природы она особенными способностями к самозащите не отличалась. Много лет назад её обманул брат, которому она отдала дачу, доставшуюся в наследство от бабушки. Бабушка ещё при жизни взяла с него расписку, что он нас не выгонит в случае чего. Но стоило бабушке умереть, он, конечно же, забрал всё себе. Памятуя об этом, я договорилась с мамой, что сделаю ремонт в квартире, а она перепишет свою долю в ней на меня, чтобы обезопасить наше имущество. 

В итоге я сделала ремонт, но мама отказалась переписывать недвижимость на меня. И стала всё больше говорить о той матери-одиночке. Она рассказывала, что эта несчастная девушка работает секретарём в офисе неподалёку. Девушка начала дарить ей подарки и познакомила со своим ребёнком. Все их встречи происходили на улице. Девушка не приглашала маму к себе в гости, отнекиваясь, что живёт на съёмной квартире. К нам она тоже не приходила, избегая встречи со мной. 

Мне эта «дружба» показалась подозрительной, и я поговорила со знакомыми, которые раньше работали в правоохранительных органах. Они посоветовали установить на мобильный телефон опцию «родительский контроль». К счастью, мамина сим-карта была зарегистрирована на меня, и установить такую опцию оказалось несложно. Достаточно было обратиться к сотовому оператору с просьбой подключить эту услугу, она у всех есть. Тогда это стоило 70 ₽ в месяц. Очень всем рекомендую давать пожилым родителям свою сим-карту. Если окажетесь в похожей ситуации, то сможете быстро найти своих родственников по геолокации. 

У мамы начали появляться новые вещи, о происхождении которых она отказывалась говорить. Это была одежда, дешёвые часы с кукушкой, открыточки. Мама утверждала, что всё это ей подарила подруга Таня. Я звонила Тане — она отрицала эти подарки. 

Читайте также »   15 мест в Москве, где можно посетить бесплатные лекции

В итоге новой знакомой удалось настроить маму против меня. Ей говорили, что я — враг и хочу выселить её из квартиры. Мама стала дистанцироваться от меня. Но я старалась следить за ней, боялась, как бы её не убили из-за квартиры. Днём, когда я работала, она ходила гулять — в это время с ней и проводили беседы.  

Подозрительная женщина всё больше и больше втиралась в доверие. Говорила, что она приехала из Курска. Иногда просила у мамы поделиться средствами по уходу, пелёнками и другими вещами, которые ей выдавали в соцзащите по инвалидности. Поняв, что моя мама работала раньше педагогом, она использовала ребёнка как индульгенцию от всего. Позже у мамы создалось впечатление, что это её родственники. 

Напрямую эта женщина квартиру не просила. Эта была тонкая игра. Насколько мне было известно из разговоров с мамой, новая знакомая постоянно сетовала, что у неё нет жилья, а я не люблю свою маму, и мне квартира не нужна. Потом эта девушка засобиралась замуж за массажиста из санатория и стала намекать, что им очень нужна квартира. Они довольно мягко склоняли маму к передаче жилья. Не настаивали, а говорили, что мама — очень хороший человек и наследство должно перейти в хорошие руки.  

Неожиданное исчезновение мамы 

И вот однажды я прихожу домой, а мамы нет. Начинаю её искать, звонить. Трубку берёт какой-то мужчина, он представляется отцом той девушки из Курской области и говорит: «Твоя мама приехала к нам в гости на дачу. Не нужно её беспокоить». Я сказала, что если они не вернут мою маму, то приедет группа захвата. Я блефовала, конечно, но это сработало.   

Мужчина передал трубку маме. По голосу я поняла, что ей нехорошо: речь заторможенная, голос будто стеклянный, и она постоянно повторяла фразу: «Здесь ребёнок» (видимо, с помощью его присутствия эти подозрительные личности пытались показать моей маме, что с ними безопасно). В конце разговора мужчина пообещал, что вернёт маму через пару дней, когда она «отдохнёт». Они посадили её на поезд. И когда мама приехала, она просто сказала, что её друзья пригласили на дачу. Я написала заявление в полицию, но там развели руками.

Какие уловки используют «чёрные риелторы», чтобы вынудить человека переписать на них квартиру

Чёрные риелторы никогда не работают в одиночку, как правило, это целая группа лиц. Они находят информацию о людях, находящихся в группе риска. Прежде всего, это одинокие пожилые люди, асоциальные лица (наркоманы/алкоголики), инвалиды. Пожилые люди — первые в группе риска. Войти в доверие к ним для профессионального мошенника — ровно как отобрать конфетку у ребёнка. Последнее даже сложнее. 

Они могут помочь донести сумку по лестнице и завязать контакт под видом почтальона. Могут сыграть роль соцработника и принести «бонус» к пенсии. Одинокий пенсионер будет рад 5–10 тысячам ₽. Для мошенника деньги небольшие, когда на кону стоит квартира стоимостью 7–10 миллионов ₽. 

Оказав помощь, будь то материальная, физическая или моральная, они стараются поговорить на разные темы, чтобы заработать доверие. Иногда мошенники звонят, интересуются, как дела, не нужна ли помощь, случайно заходят в гости. Они идут на любые уловки. Могут надавить на жалость и поселиться в квартире, несколько раз свозить на дачу, тем самым подогревая интерес пожилого человека к жизни за городом. 

Более жуткий сценарий — выпивать, постепенно спаивая жертву, и уже полностью контролировать ситуацию. Рано или поздно документы будут подписаны. Мошенники получат квартиру. Доверчивый пожилой человек окажется где-нибудь далеко в области или в доме престарелых, как лучший вариант.  

К законным схемам обеспечения жизни пожилым людям можно причислить, например, завещание или договор ренты с пожизненным содержанием. Последний — самый безопасный для жертвы способ, которым могут воспользоваться чёрные риелторы.

Попытка отнять у мамы паспорт

После возвращения она сказала, что друзья снова зовут её на дачу. Тут я уже поняла, что дело пахнет керосином, и отобрала у неё паспорт. Услышала, как она звонит этим людям и жалуется на меня. Они посоветовали ей вызвать полицию, она так и сделала. Приехала полиция, я всё пояснила, но по закону пришлось вернуть документ. 

Читайте также »   Бензин или кофе: на чем зарабатывают российские АЗС в 2020 году? Рассказывают эксперты

Честно, к тому моменту я уже консультировалась на тему лишения мамы дееспособности. Но это сложная процедура, требующая участия прокурора и проведения добровольных экспертиз. Поэтому я отказалась от этой идеи. 

Спустя некоторое время мама снова уехала на «дачу», в итоге оказалась в каком-то посёлке в Курской области. Сработал маячок на телефоне, но область поиска была большой. Я созвонилась с курской полицией, и они согласились поискать маму — неофициально, конечно. 

Параллельно мне удалось найти через знакомых парня с пропиской в посёлке, который определялся по геолокации, и машиной с курскими номерами. Мы вместе с ним ездили и пытались отыскать мою маму. Пока искали, нашли кучу заброшенных мест, где находились люди, попавшие в похожую ситуацию. 

Спустя пять дней мы нашли маму в приёмном доме при монастыре. Она говорила, что стара и ей нужно всё время молиться, поэтому ехать с нами отказывалась. Прежде она никогда не была набожным человеком. Мне с трудом удалось уговорить маму вернуться в Москву. 

Угроза уголовным делом 

После возвращения мама сидела дома. И тут снова «сюрприз». Меня вызывают в полицию и сообщают о возможном привлечении к уголовной ответственности по заявлению мамы. В деле есть справка о нанесении увечий якобы моими собаками (на тот момент у меня действительно было пять собак, но маму они любили и укусить никак не могли). Вернулась домой, оказалось, что обратиться в больницу на освидетельствование маме посоветовали те самые курские «друзья». В действительности повреждения на коже у мамы, конечно, были — но как последствия диабета, никаких укусов. Но в заявлении говорилось, что я натравила на неё собак. Меня могли посадить лет на восемь, и тогда квартира точно бы досталась рейдерам. 

К счастью, мой адвокат оказался сильнее. Он смог добиться закрытия дела, не доводя до суда. Как это получилось? Думаю, мы с ним просто надоели полиции со своими жалобами, ходатайствами и попытками возбудить уголовное дело в отношении подозреваемых в мошенничестве. К этому моменту мне уже было известно о них всё, включая паспортные данные и полные биографии. Дело о покушении на мошенничество, впрочем, тоже не открыли.

Несчастливый конец истории     

Угрозы от «курских друзей» продолжали поступать. И мне пришлось спрятать маму в одном из частных санаториев для пожилых людей и спрятаться самой. В пансионате ей было хорошо, во всяком случае, лучше, чем в городских больницах. За санаторий я платила 40–50 тысяч ₽ в месяц. Дополнительно оплачивала вызовы туда врачей — от 1,5 до 5 тысяч ₽. Но, к сожалению, болезнь прогрессировала. Маму пришлось перевести обратно в больницу. Там сначала ампутировали ей руку, потом ногу, чтобы продлить жизнь. За бесплатную больницу в Красногорске пришлось отдать ещё больше, поскольку нужно было отдельно платить медсестре за уход и за хорошую палату.  

После двух операций я водила к маме нотариусов в надежде подписать дарственную. Она долго отказывалась, и я уже почти смирилась с мыслью, что скоро стану бездомной. Имея любую долю в квартире, и уж тем более две трети, рейдеры смогут поселить туда профессиональных соседей или вынудить меня продать долю за копейки через очередное уголовное дело. Тем более моя доля не была выделена в натуре, и де-юре они смогли бы пользоваться всей квартирой. Квартира небольшая, и продав 1/3 по рыночной цене, сложно купить даже однушку в Москве, только комнату в коммуналке. Мы с друзьями моделировали разные схемы. Выходило, что максимум, на что я могла рассчитывать — однушка в Дубне.    

Калькулятор ипотеки

Благодаря переводу мамы в пансионат я добилась её длительной изоляции от контактов с этими потенциальными мошенниками. Забрала у неё телефон, чтобы они не могли на него позвонить. Со мной она связывалась через сиделку. Эти люди искали её и в итоге чуть не нашли в санатории. Как-то мне позвонила администратор и рассказала, что какие-то люди представляются родственниками мамы и спрашивают, не у них ли она. Администратор оказалась человеком честным и своё обещание, данное мне при заключении договора, сдержала — ответила, что справок о постояльцах не даёт.   

Читайте также »   Доход нам только снится

И вот уже в больнице, когда я в очередной раз приехала к маме с нотариусом, она согласилась подписать дарственную. Побыв одна, мама снова начала понимать, кто есть кто. Через неделю мамы не стало.  

Ужасная история подошла к концу. Она длилась около двух лет. Это время было потрачено на борьбу за жизнь мамы и попытки отбиться от людей, желавших получить квартиру в центре Москвы. В итоге я сохранила квартиру, но потеряла маму.  

Что делать, если родной человек подарил или завещал квартиру неизвестным людям 

Как дарение, так и завещание можно оспорить в суде, если есть основания для признания их недействительными. Как правило, такое возможно, если документы подписал человек, неспособный понимать значение своих действий, например, во время тяжёлой болезни. Или же если владельца ввели в заблуждение, обманули или принудили это сделать с помощью угроз и насилия.  

В такой ситуации нужно обратиться в районный суд с иском о признании документа недействительным. Срок исковой давности может составлять один или три года, в зависимости от оснований. Все доводы в иске должны подкрепляться доказательствами, подтверждающими, что человек не отдавал отчёта своим действиям. Чаще всего это выписки из истории болезни, заключение психиатра либо доказательства применения угроз и насилия со стороны чёрных риелторов. Заявлений о том, что человека обманули, будет недостаточно. 

Что делать, если у человека есть доля в квартире, а родители оставили свою долю другим людям  

В данной ситуации можно попробовать оспорить договор дарения в судебном порядке, если, конечно, на это есть основания и воля самих родителей. Если же оспорить договор дарения нельзя, то можно попробовать осуществить принудительный выкуп подаренной доли в собственность другого участника долевой собственности. Это также делается в судебном порядке. 

Как признать человека недееспособным 

Для этого члены семьи должны обратиться в суд по месту жительства родственника с заявлением. В нём должны быть подробно описаны обстоятельства, свидетельствующие о наличии у человека психического расстройства.  

Для определения психического состояния человека будет назначена судебная экспертиза. Если после рассмотрения дела суд признает человека недееспособным, то родственники смогут через органы опеки и попечительства стать его опекунами.   

Как договориться с родственником о наследовании его имущества 

Наверное, главной гарантией здесь могут быть только хорошие отношения в семье и порядочность самих наследников. 

Что касается каких-либо документальных гарантий наследования, то невозможно обязать кого-либо что-то завещать. Даже наличие завещания ничего не гарантирует. Его можно составлять неограниченное количество раз, а каждое последующее завещание отменяет предыдущее. Наследников при этом никто не должен уведомлять об изменениях. 

Одним из способов разрешения такой ситуации может стать заключение договора дарения или договора пожизненного содержания с иждивением. Но, опять же, в этом случае большое значение имеют отношения между родственниками. 

Как обезопасить обе стороны при оформлении дарственной на недвижимость 

Можно заключить договор дарения недвижимости у нотариуса. В этом случае нотариус в обязательном порядке самостоятельно запрашивает сведения о дееспособности сторон сделки и разъясняет правовые последствия договора дарения. Но и это не гарантирует, что договор впоследствии не будет обжалован заинтересованными лицами. 

Что делать родственникам, если за их близкого взялись чёрные риелторы 

Если за близких взялись чёрные риелторы, то родственникам нужно постараться объяснить им, что их обманывают и пытаются отнять имущество, иначе сделку придётся оспаривать в суде. Если же чёрные риелторы применяют угрозы, насилие, пытаются заставить подписать договор  займа под залог квартиры, не обеспеченного денежными средствами, то нужно обращаться в правоохранительные органы.

Автор: Максим Глазков, Ольга Волкова
Источник

Ссылка на основную публикацию
Все материалы сайта носят исключительно ознакомительный характер и не являют собой публичную оферту, которая определяется ст. №437 ГК РФ. Сайт не имеет отношения к деятельности банка и носит исключительно информационно-справочный характер.