Цвет повышенного риска

Страхование

Какие факторы страховщики будут использовать для установления тарифа на ОСАГО? Как Центробанк будет контролировать правильность выбора этих факторов страховыми компаниями? Насколько мог бы подорожать полис, если принять сейчас те поправки, которые были отложены? Обо всем этом, а также о новой концепции ипотечного страхования рассказал заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин на «Деловом завтраке» в «Российской газете», который прошел в онлайн-формате. Он отметил, что для аккуратного водителя стоимость полиса сократится, а для рискованного вырастет. Индивидуализация тарифа будет учитывать различные факторы.

Владимир Викторович, какие «иные факторы и обстоятельства» будут влиять на стоимость полиса?

Владимир Чистюхин: Иные обстоятельства, иные факторы будут устанавливать страховые компании. Перед принятием закона мы подробно анализировали зарубежные законодательства и те примеры, которые могут использоваться в качестве этих иных факторов. Что это может быть? Это может быть возраст транспортного средства, его пробег, семейное положение водителя — от этого тоже зависит аккуратность, с которой он водит. Владение иными видами собственности тоже может говорить об осторожном отношении к имуществу. Страховщики могут учитывать установку телематических устройств. В какое время эксплуатируется автомобиль — ночью или днем. Все эти факторы в той или иной степени могут влиять на стоимость страховки для конкретного автовладельца. Но эти факторы должны устанавливаться страховыми компаниями не волюнтаристски, а должны основываться на актуарных расчетах. То есть на той статистике, которая есть у страховой компании. И это мы и планируем контролировать.

То есть страховая компания не может назначить понижающий тариф для красных машин или повышающий, если у нее нет соответствующих расчетов?

Владимир Чистюхин: Да, это мы будем смотреть в том числе.

Вы сказали про использование телематики. В прежней версии закона, которая вносилась Минфином, телематика предусматривалась как понижающий фактор. Более того, там был еще один лакомый кусочек для автомобилистов — повышение выплат по жизни и здоровью до 2 млн рублей. Все эти «плюшки» для автомобилистов отложены. Надолго ли?

Владимир Чистюхин: Телематика может использоваться в качестве тех или иных факторов, которые могут учитывать страховые компании. Другое дело, что они не имеют права навязывать телематические устройства потребителю. Такое устройство может быть установлено на автомобиль только с согласия самого автовладельца. И если он с этим согласен и готов через телематическое устройство предоставлять информацию о стиле вождения, о том, какого рода происшествия происходят на дороге, то, конечно, страховая компания на основе этих данных с высокой степенью точности будет знать о манере езды и может предложить тариф ниже.

 Цвет повышенного риска

Любители слишком быстрой езды — а их около 10% — за ОСАГО заплатят больше. Фото: РИА Новости

А что касается возмещения по жизни и здоровью в размере 2 млн рублей?

Владимир Чистюхин: Ряд изменений, которые казались привлекательными, но не вошли в итоге в законопроект, требовали серьезного пересмотра тарифной политики. Например, вопросы, связанные с жизнью и здоровьем, оценивались приблизительно в 25% от действующего тарифного коридора вверх. Обсуждалась отмена таких коэффициентов, как территориальный, и коэффициент мощности. Точно так же рассматривался вопрос неиспользования амортизации запчастей при оплате деньгами. Это все неплохие предложения, но очень тарифоемкие. Для того чтобы лучше себе представлять последствия введения таких мер, мы договорились еще раз комплексно собраться, обсудить их и понять, насколько мы готовы улучшения разменять на увеличение тарифа.

Если отменить коэффициенты на мощность и территории и увеличить лимит выплат по жизни и здоровью до 2 млн руб., полис подорожает на 80%

Как может вырасти стоимость полиса, если отменить коэффициенты на мощность и территории и ввести 2 млн по жизни и здоровью?

Владимир Чистюхин: Про 2 миллиона я уже сказал: плюс порядка 25%. Территориальный коэффициент и коэффициент мощности — это 40 и 30% дополнительного повышения. Повышение в итоге получалось на 75-80%. Это существенное изменение. Мы и в первоначальном законопроекте предусматривали поэтапное введение. Но на тот момент депутаты решили, что надо выполнить главную задачу — ввести индивидуализацию тарифа. А потом уже переходить к решению дополнительных вопросов, которые тоже важны, но, еще раз повторяю, могут иметь серьезные ценовые последствия.

Вводится такой фактор, влияющий на тариф, как неоднократные и грубые нарушения правил. Но у нас только порядка 15% «опасных водителей»…

Владимир Чистюхин: Мы даже считаем еще меньше — не более 10%.

Не получится ли, что мы опять будем финансировать злостных нарушителей?

Владимир Чистюхин: Полностью кросс-субсидирование убрать невозможно. Наша задача — существенно его снизить. Тарифный коридор должен давать возможность тем, кто водит максимально аккуратно, получить самую нижнюю ставку тарифа. А те, кто водит максимально рискованно, нарушает правила дорожного движения, должны получить тот максимум, который есть. Конечно, мы не можем в абсолюте этого достигнуть, но будем стараться этой концепции следовать.

Страховку по ипотеке купит банк, а не заемщик

Недавно Банк России предложил закрепить обязательность страхования ипотеки и переложить его с заемщиков на кредиторов. То есть риски банк будет страховать сам, включая цену страховки в стоимость ипотеки. Так страховки будут обходиться дешевле и так заемщику будет проще выбирать, где взять ипотеку. Банки и страховщики на это говорят, что, наоборот, издержки на страховки вырастут, заемщик лишится выбора, условия страховок будут хуже. И напоминают о сложностях, с которыми сталкивается госрегулирование ОСАГО. Как вы относитесь к этой критике?

Владимир Чистюхин: Во-первых, мы не предлагаем обязательное страхование, и поэтому его некорректно сравнивать с ОСАГО, где автовладелец не может не купить ОСАГО, а страховщик не может его не продать. То, что мы предлагаем, — это вмененное страхование, когда обязанность возникает только у одной стороны — у банка. Концептуальная разница в том, что, как правило, при обязательном страховании определяется жестко и тариф, и условия страховки. По ипотечному страхованию мы исходим из того, что тариф как раз определяет рынок, и рыночная сила банков должна привести к тому, что как минимум страховые компании должны уменьшить тариф. Потому что сегодня потребитель не может быть сильным игроком на этом рынке. Он фактически оппонирует как банку, так и страховой компании, часто не понимая разных правил и нюансов. Очевидно, что когда оппонировать друг другу будут два сильных рыночных субъекта, страхования компания и банк, то банк сумеет добиться от страховых компаний больших уступок, и это будет способствовать снижению общей стоимости ипотеки.

Да, у гражданина уменьшается выбор в том смысле, что вроде бы не он выбирает страховую компанию. Но на практике и так в подавляющем большинстве случаев это никакая не воля гражданина, а это та страховая компания, которую ему предлагает банк. Да, ему может быть предложено несколько компаний, но ровно на тех условиях, которые устанавливает банк. И, как правило, бенефициаром страхования и предмета залога, и жизни и здоровья является сам банк, а не заемщик или его близкие.

Что мы предлагаем взамен: когда наступит страховой случай, банк не сможет требовать с заемщика возврата ипотечного кредита. Все должно быть покрыто страховкой. Это уже вопрос банка — как он договорится со страховой компанией, учел ли он все риски. Именно банк будет разбираться со страховой компанией, если реализовался тот минимальный перечень рисков, который мы прямо предлагаем прописать (по утрате или повреждению имущества ЦБ предлагает в него включить пожар, взрыв, затопление, стихийные бедствия, кражи, грабежи, разбой, умышленное уничтожение третьими лицами, а по страхованию жизни и здоровья — смерть, присвоение инвалидности I или II группы, длительный больничный, потеря дохода в результате борьбы с эпидемией. — Прим. ред.).

Давайте предположим крайний вариант. Не дай бог, заемщик погибает или умирает от болезни. Сегодня его семья почти наверняка столкнулась бы со сложностями в выплате этого кредита, и на заложенное имущество было бы обращено взыскание. То есть мало того, что семья лишилась кормильца, она должна еще и лишиться квартиры. В нашей конструкции с потерей кормильца — не во всех, но в большинстве случаев — семья не теряет одновременно и квартиру.

И, наконец, наша система предлагает большую прозрачность. Когда мы начинаем разбираться, а что такое полная стоимость ипотеки, банки кивают на страховые компании, страховые компании кивают на банки. Все говорят, что это не наш тариф, это их тариф, а с нас берут большую комиссию. Разобраться в этом очень сложно. Наше предложение исходит из того, что банк какую-то часть страховки заложит в процентную ставку. И гражданину будет намного яснее, за что он платит, какова полная стоимость кредита, включая страховку.

Вы не услышали обоснованных аргументов против?

Владимир Чистюхин: Как правило, это аргументы достаточно радикального толка: вы нам разрушите бизнес. Но мы и хотим изменить этот бизнес! Потому что маржинальность продукта как для банка, так и для страховых компаний крайне высокая. Мы подсчитали, что от собираемой премии по итогам 2019 года страховые компании выплачивали, если брать и страхование залога, и страхование жизни и здоровья, около 11%. Представляете, маржинальность 89%! Конечно, банки и страховые компании несут еще операционные расходы, но все равно это крайне высокая цифра. Например, в ОСАГО на выплаты идут 90-95% собранных страховых премий, и это считается не так плохо.

Либо некоторые банкиры предлагают нам урегулировать этот вопрос посредством административного влияния на тарифы страховщиков: не трогайте систему, просто скажите, что страховщикам должны жестко платить сумму не более чем… Но это искажение рыночного ценообразования, и оно приведет к тому, что страховые компании будут работать себе в убыток и просто начнут отказываться от этих видов страховок. И тогда в принципе ипотеку получить будет невозможно.

Банки обяжут работать с несколькими страховщиками

Как быть с тем, что у многих банков есть свои страховые компании?

Владимир Чистюхин: С учетом того, что страховку будет покупать банк, то есть в нашей концепции это именно банковская страховка, главное, чтобы не уменьшился уровень конкуренции между страховыми компаниями. Вполне возможно, придется либо на стороне страховщиков, либо на стороне банков установить правила, которые ограничат концентрацию или лимит риска по данному виду страхования на одну страховую компанию. Чтобы банк работал с несколькими страховщиками.

Когда может заработать эта система, учитывая, что потребуется внесение многочисленных поправок в законы?

Владимир Чистюхин: Мы дорабатываем нашу концепцию, смотрим на предложения от ассоциаций банков и страховщиков, от отдельных банков и страховых компаний. В ближайшее время разместим ее еще раз для публичного обсуждения. После этого двинемся через правительство и Госдуму.

Страхование ипотеки сейчас слишком дорого обходится заемщикам: выплаты составляют всего 11% собираемых премий. По ОСАГО выплаты достигают 95%

Граждан оградят от рискованных инвестиций

Новые требования к инвестиционному страхованию жизни (ИСЖ) сильно снизили продажи этого продукта. Банки уже не могут предлагать их под видом более доходных депозитов. Насколько сейчас ЦБ беспокоит этот сегмент, есть ли другие продукты в страховании, которые вас настораживают?

Владимир Чистюхин: Хотя число жалоб на ИСЖ упало, проблема как таковая не исчезла полностью. А она более широкая: гражданину часто не говорят о сутевых условиях той сделки, которую он заключает как с банками, так и со страховыми компаниями и с иными профучастниками. Иногда это не просто умалчивание о рисках, а настоящая фальсификация. Конечно, эта проблема не решена. Вот банки сократили продажи ИСЖ, но резко начала расти доля договоров накопительного страхования жизни. Мы готовы предположить, что граждане просто в поисках доходности посмотрели на новый инструмент. С другой стороны, мы точно так же опасаемся, что этот интерес может подогревать такое же искажение информации, как было с ИСЖ. Это ведь не ограничивается одним страхованием. Какие-то банки поняли, что ЦБ обратил на страхование пристальное внимание, и начали продавать клиентам какие-то сложные структурные бумаги, говоря о том, что это доходное, достаточно защищенное вложение.

Здесь очень большое внимание надо уделять не только изменению правил, но и изменению ментальности профессионального сообщества. Оно должно очень серьезное внимание обратить на вопросы этики. Плюс к этому мы считаем принципиально важным принятие закона о квалификации инвесторов. Когда он заработает, профучастники не смогут не учитывать степень понимания клиентом продукта и должны будут при необходимости запрещать ему приобретать тот или иной продукт, если у него нет ни квалификации, ни достаточной готовности, чтобы перенести потерю рискованных инвестиций.

Рынок страхования подхватил вирус

Понятно, что в этом году рынок страхования потеряет какую-то часть премий. Каков ваш прогноз?

Владимир Чистюхин: Пока можно только сказать, что у первого квартала достаточно неплохие результаты, но его пандемия зацепила только немного. Второй квартал будет минусовым, и неизвестно, какими будут третий и четвертый. Хорошо бы удержаться на том же уровне, который мы достигли к концу 2019 года. Напомню, что по итогам прошедшего года страховые премии практически не выросли, то есть рынок уже находился фактически в стагнации. Очевидно, что в этом году должны просесть страховки выезжающих за рубеж, добровольное страхование мигрантов. Вполне могут просесть и другие добровольные виды по той простой причине, что граждане сейчас намного лучше считают деньги и, возможно, покупку каких-то страховок просто отложили. Но сумеют ли они купить эти страховки в будущем, будет зависеть в том числе от того, как быстро будет восстанавливаться экономика.

Источник

Оцените статью
Банковский сектор
Добавить комментарий